Эрик Сати/Список сочинений почти полный/Часть третья

Материал из Wikitranslators
(Перенаправлено с Эрик Сати)
Перейти к: навигация, поиск
« Эрик Сати. Список сочинений почти полный. Часть третья »   1914-1924 год
автор : Юрий Ханон

« Эрик Сати. Список сочинений почти полный. Часть вторая »                                      


Содержание

Э р и к — С а т и — П е р в ы й

Erik — Satie — I-er [комм. 1]

(справка для неграмотных)

Преждесловие

Erik Satie 1917 (Parade con Khanon).jpg
Эрик Сати в 1917 году
(непосредственно после
исторического «Парада»)

...И здесь я опять не нарушу данного себе слова.
...И снова, замаскировавшись под вящего педанта, повторю: от начала — и до следующего начала. Сказанное трижды, — оно нисколько не теряет своего исконного смысла и на шестой раз. Дорогой друг...
Не будем напрасно кривить душой. Так было... За 59 (пятьдесят девять, прописью) лет своей не слишком-то длинной и не слишком-то перетянутой жизни мсье Эрик Сати сочинил не слишком-то много музыки. Не слишком-то много. Да. Точнее говоря, не совсем так. Сочинил он — значительно больше, чем записал. А записал — значительно больше, чем осталось. Здесь. Среди меня и ещё нескольких ... чудом уцелевших. С тех пор.
Конечно, я сейчас не стану напрасно разжёвывать и подносить вам под нос на подносе всё точное знание: почему так случилось. Произошло... Довольно с меня и того, что ужé пришлось сказать, прямо и косвенно, не имея для того ни малейших причин. И ещё, между прочим, придётся сказать ниже. Целую массу слов. Да... — Кстати говоря, как раз здесь и находится одна из причин, почему Сати не пожелал и не смог пожелать оставить после себя наследие больше, сочнее, длиннее, крупнее... Попросту ему для того не хватило — глупости.[комм. 2] Всего лишь — одной глупости, а больше — ничего. Той самой глупости, которая меня (пока ещё) заставляет (adverso flumine) всё-таки выписывать, вопреки всему, эти буквы, слова, фразы и строки, в высшей степени неочевидные.[комм. 3]
В таком случае, будем говорить проще. Грубее. В лоб. У господина Эрика Сати далеко не всегда хватало наглости (или Двигателя внутреннего сгорания) на то, чтобы работать исключительно из-под себя, и для себя. Без внешнего «заказа» и стороннего участия (и здесь я опять повторяюсь, как господь бог или его ассистенты из числа рукокрылых). Или скажем ещё проще: без той жалкой платы, мзды и прочей шелухи, которую люди привыкли (за главное дело своей жизни) добывать, доставать или вырывать друг из друга. На собственное благо.
Стыдно сознаться, но едва ли не всякий раз, оглядываясь на его самые продуктивные годы жизни, ранние (в возрасте 22-33 года) и поздние (в возрасте 44-55 лет), когда вместо жалких крошек он мог оставить увесистые буханки своих уникальных трудов, с трудом могу удержаться от плевка (мягко скажем) в адрес современников. Причём, — совершенно не важно — чьих именно. Его... или моих, например. Сегодня или в 1914 году. Через сто лет или в эпоху кротчайшего Диоклетиана. Плевать (в какую). Ибо их основные свойства — не имеют ни срока годности, ни срока давности.
Эти обыватели, этот банальный субстрат жизни (или бéнтос), увлечённо занятый повседневным процессом добывания, потребления, переваривания и обратного извергания продуктов собственной жизнедеятельности, как всегда наплевал — туда, на Главное. Потому что его не имел (никогда) и не знал (так же). Все они, как единый организм человеческого общества, стаи, вида —всякий день — обыденно просыпались, суетились, размножались, миллионами (с огоньком) квасили друг друга в мировой войне, старели, болели и бесследно исчезали в недрах времени и земли, как и полагается всякому живущему или жившему организму. Так было. И так есть... до сих пор (и здесь я не стану открывать Америку, равно как и закрывать её обратно). Однако Эрик Сати, которому они предоставили полное право поступать точно таким же образом и жить как все, (так у них принято от века!) — он попросту не мог последовать их совету... или примеру. Да, второе выглядит значительно точнее. Он попросту не мог последовать их примеру и жить как они — по одной простейшей причине: он не был одним из них.[комм. 4] Обывателем. Бюргером. Буржуа. «Фармацевтом», наконец. А потому — единственное, чем он мог ответить на их невнимание, непонимание и небрежение — это было бездействие. Бездействие в виде протеста. Или наоборот. Как ребёнок, как маленькое прекрасное животное, — обиженный ими, он больше не стал им ничего дарить. — «Ни пяди родной земли врагу». Хорошая мысль. «Ничего просто так». Только за мзду. Только на заказ. Словно поставив перед их обезьяньими физиономиями зеркало..., пускай смотрят, пускай кривляются на здоровье. В конце концов, кто же как не они сами! — устроили свой мир таким макаром (по своему образу и подобию, как один известный композитор). А потому: идёт! По рукам. «Сегодня деньги, завтра стулья». Именно потому стульев оказалось так немного. Меньше двенадцати. Значительно меньше.
А как хотелось бы... хотя бы ещё одного лишнего... стула. На том месте, где ничего нет. До сих пор. И уже никогда... не будет. Благодаря вам, мои драгоценные...
Впрочем, для особо понятливых особ могу сказать и ещё проще. Вот, например... Глядя на прекрасные «Гимнопедии» или «Гноссиены» (несомненные вершины раннего периода Активности) — которые Эрику никто не заказывал, написанные из чистого внутреннего побуждения, — всякий раз не покидает щемящее ощущение: но почему же так мало. Всего шесть, всего три, всего ничего. Или вот ещё пример: взглянув на «Прекрасную истеричку» (поздний период Активности), нежданный «заказ» от куртизанки Кариатис,[комм. 5] становится бесконечно жаль, что именно этот Сати: зрелый, эпатажный, вызывающий и шикарный в своём почти первобытном хамстве — сделал так обидно мало, буквально по пальцам можно пересчитать! «Парад», «Пять гримас», «Истеричка». Не густо. Всего шесть, всего три, всего ничего. А чем (хотелось бы спросить) всё это время занимались наши добрые обыватели? Наши обаятельные пузанчики, бюргеры, субстрат, бентос, копрофаги?.. — на этот глупый вопрос можно не отвечать, конечно. Потому что это — чистая constanta, брат-Константин. И тогда, и тысячу лет назад они занимались в точности тем же, чем и — сегодня. Тем же, чем и — всегда. Они просто жили, по инерции потребляя жизнь внутри и снаружи себя, обеспечивая свой процесс потребления и постепенно погружаясь в донные отложения. Туда, где они теперь и есть. Сегодня, вчера, завтра. Чтобы их не было. Пожалуй, сказанного вполне достаточно: тихо и просто. Проще уже нéкуда.
Ежедневно снующие туда-сюда мерседесы и шевроле, боинги и геликоптеры, ледоколы и коловороты, — все они, заполненные людьми, нашими рáвно прекрасными (и безобразными) современниками, так или иначе, отправляются — туда. И в этом, пожалуй, единственный смысл их триумфального существования. Здесь и сейчас. И нигде более. Даже внутри себя: так они устроены.
Однако не слишком ли далеко я уклонился от центрального предмета обсуждения? (Нет). Но в любом случае: пардон, мсье. Пардон тоже и вы, мадам. Короче говоря, пардон – и точка. А потому: вернёмся немного на зад (именно так, слегка раздельно, чтобы не слишком задерживаться).
Эта статья, между прочим, четвёртая и последняя в своём роде — об Эрике Сати, — хотел бы я кое-кому напомнить.
Но поздно. Поздно... (для тех, кто хоть что-нибудь понимает). А таких здесь нет, разумеется.
Итак, скажем: «actum est», дело сделано. Потому что все «так называемые разговоры» бесполезны, раз и навсегда. Ни слово, ни металл, ни мировая война не способны существенно изменить их порядок вещей, тот порядок, который установлен сначала изнутри человеческого создания, затем — изнутри человеческого сознания, и наконец, изнутри человеческого обывания, каким бы количеством (или качеством) неособых особей оно ни определялось в каждый конкретный период времени.
Физиология. Психология. Жизнь. Внутри этого замкнутого круга происходит существование каждого организма и вся история человечества в целом. И здесь я решительно отворачиваюсь от всего, сказанного выше... или значительно выше (горла).
Потому что эта статья — всё-таки — о нём, об Эрике Сати, – вот что хотел бы я напомнить, вопреки всему. (для тех, кто кое-что ещё понимает).
А если говорить ещё точнее, то и не о нём вовсе, а о том способе, старом как этот мир, которым бравое человечество людей нормы добывает для себя всё-что-потребно «сегодня», и отодвигает всё-что-непотребно за любую видимую границу времени или пространства: будь то «завтра» или «не здесь». Так они навязывают практически невозможные условия существования для своих отдельных людей, имеющих непреодолимые комплексы Отличия. Потому что от века, от сотворения мира, от выхода из клетки зоопарка, — стаи, племена, кланы и страны требуют от каждого жить как все, как принято, как полагается, — обильно присыпая свои требования не только тальком, но и значительно более едкими порошками. И так продолжая вить верёвочку, виток за витком, пока, наконец, не зазвучит железный венец сознания нормы: «Dura lex, sed lex», — словно бы и в самом деле может существовать на свете ещё какой-то «закон», кроме той чугунной дуры всепроникающего сознания потребности, из которого и состоит весь их мир. Маленький мир, — я хотел сказать. Но снова не сказал. Промолчал.

Потому что... как гова́ривал ещё при жизни мой последний старинный знакомый... Юрий Ханон:
« Что есть, то и без тебя есть..., а потому нет и смысла об этом разговаривать... А чего нет – так о том речь ещё впереди... И далеко – впереди...      (а то и ещё дальше). »

Конец жизни (1914—1925)

Satie Erik Buste-1913 par Khanon.jpg
Эрик Сати,
Проект надгробного бюста,
рисованный самим автором
рисунок 1913 года [1]

Краткое вступление

Разумеется, я никогда не был готов утверждать, что «дважды два – четыре», шесть, тринадцать..., ну или какая-то другая, ничуть не менее импозантная цифра. Равным образом и поставленный в заголовке «конец» (имея в виду конец жизни, конечно, потому что, в конечном счёте, любая жизнь конечна, включая и вашу, мадам) не должен означать ничего иного, кроме последней части... отчасти статьи и жизни. Или, говоря словами моего старинного друга, очередное «Je retire» — и как всегда, прочь отсюда, за пределами которого происходит уже нечто иное, совершенно скрытое от глаз всех тех, кто остался здесь.
И всё же... не будем плодить скорбь разговорами ни о чём. Поскольку конец жизни для Сати, этого вечного безнадёжного Инвалида от человеческой стаи — стал вершиной. Безусловной вершиной. Ещё одной вершиной, на которую он вскарабкался (и здесь я повторюсь) снова adverso flumine, вопреки всему, и вопреки всем. — Такой же вершиной, как его ранний прорыв (22-33 года), давший потрясающие «зелёные яблоки» тех открытий и прорывов в искусстве, которыми сполна воспользовались другие (не он сам). Воспользовались... и даже присвоили. Спустя пять, десять, двадцать, пятьдесят и сто лет. Благодаря первой вершине (хотя за что её благодарить, в самом деле, — она не принесла ничего, кроме горечи поражения, безвестности, насмешек и нищеты)... Так вот, благодаря своей первой вершине, — я продолжаю, — Сати стал предтечей, прекурсором (précurseur) на добрый век вперёд. Одновременно и признанным... прекурсором, и непризнанным, — которого, стыдно сказать, приходится снова и снова открывать и доказывать вплоть до сегодняшнего дня (этим олухам стайного сознания, гордо называющим себя «профессионалами»). Пускай им земля будет прахом, — pardon, забыл как это говорится по-русски. Разумеется, подобное поведение со стороны людей клана более чем понятно, объяснимо и может быть названо «вечным». Если они (профессионалы) с удовольствием пользовались его открытиями, — считая их своими, то зачем же им теперь, законным наследникам Славы Веков, ни с того, ни с сего, признавать себя — нахлебниками, да и кого! — жалкого выскочки, бастарда, человека, ни разу не признавшего их права на власть. Пускай даже маленькую, но Власть — над своей частью, уделом мира (скажем так: краткая замена слова «профессия»). Этот человек... столь нагло и небрежно одаривший их — без причины, зависимости и традиционной позы подчинения... Любое напоминание о нём неприятно. И мало того, что подобное поведение дурно и обидно (с моей стороны), так ещё и пахнет дурным вос...питанием. Потому что никогда не следует становиться на пути их питания (святая потребность и долг мира перед каждым желудком). Тем более, когда речь идёт о славе, традиции и других... нерушимых принципах устроения всякого клана. И тогда святым становится уже другое слово: «чужой». Тот, которого можно иметь и пинать..., а затем изгнать, или убить (частный случай изгнания). Можно всем, кому только будет потребно. Всем, начиная от дяди-Дебюсси, который воспользовался ранними открытиями в полной мере, сразу и сейчас (на голубом глазу глядя прямо в глаза своему «другу», и предтече), и кончая каким-нибудь бесконечно отдалённым в пространстве времени Стивом Райхом, которому и вовсе без нужды было вспоминать о своём биохимическом прекурсоре столетней давности. Америка далеко. А собственная голова — ещё дальше.
Оставим этот пустой разговор.

Равно как и пустое место здесь, где когда-то была большая статья Об Эрике... Опустевшее... Как и всё на этом свете...






  • Да, знаете ли... Было когда-то и такое место, неизвестно где, неизвестно когда... Однако об этом уже решительно никому не известно.
И даже вспомнить теперь некому, что оно было.
Если понимаете.
Но в любом случае: прощайте.

1914-1924 (список)

Даже Господь Бог не смог составить идеальный список, в своё время...
( Юрий Ханон ) [2]
Почти полный список сочинений Эрика Сати
часть вторая : 1900—1913
Год Русское название *[комм. 6] Французское название Состав, жанр, стиль Длительность *[комм. 7]
1914 Три вальса пресыщенного щёголя (Его талия, Его монокль, Его ножки) Les trois valses distinguées du précieux dégoûté для фортепиано с комментариями, издёвка [комм. 8] над Равелем [3] ~ 2'50
1914 Спорт и развлечения (21 короткая пьеса с рисунками Шарля Мартена) Sports et divertissements фортепиано, афористический стиль, «хоку» [3] (в новом жанре музыки с комментариями) ~ 13'15
1914 Часы вековые и мгновенные (Ядовитые препятствия, Утренние сумерки в полдень, Гранитное безумие) «Часы прошедшие и недавние» (вариант перевода) [3] Heures séculaires et instantanées три пьесы для фортепиано ~ 3' 40
1914 Вещи видимые справа и слева (без очков) в трёх частях (Лицемерный хорал, Фуга наощупь, Мускулистая фантазия) Choses vues à droite et à gauche (sans lunettes) сюита для скрипки и фортепиано ~ 4'20
1914 Три поэмы любви (на стихи Эрика Сати) [4] Poémes d'amour голос и фортепиано ~ 2'00
1915 Пять гримас к «Сну в летнюю ночь» Cinq grimaces pour «Le Song d'une nuit d'eté» [5] оркестр, музыка для театра (Кокто, постановка не осуществлена) ~ 3'15
1915 Море полно воды (не существует) La Mer est pleine d'eau оркестр, внутренняя импровизация
1915 Мечты на блюде Rêverie sur un plat для фортепиано
1915 Предпоследние мысли (Идиллия, Кошачья серенада, Размышление) Avant-dernières pensées (посвящены Дебюсси, Дюка и Русселю) [3] три пьесы для фортепиано (в жанре музыки с комментариями) ~ 6'20
1916 Аврора с розовыми пальчиками (оркестровка балета Альбера Верлея) L'Aurore aux doigts de rose оркестровка клавира балета Верлея, (ученика Сати, работа по заказу) [4]
1916 Три мелодии 1916 года (Бронзовая статуя, стихи Фарга, Дафенео, стихи Мими Годебской, Шляпник, стихи Рене Шалюпа) Trois Mélodies de 1916 голос и фортепиано (в Шляпнике цитата из оперы «Мирейль» Гуно) ~ 4'00
1916 Басни Лафонтена для Русского балета (не существует) [4] Fâbles de la Fontaine оркестр, музыка балета
1916 Ароматные ноктюрны в сотрудничестве с Фаргом и Стерном (не существует) Nocturnes aromatiques [6] иллюстрированный сборник для фортепиано
1916-17 Парад (сюрреалистический балет) в сотрудничестве с Кокто, Пикассо и Мясиным Parade оркестр и шумы, футуризм, первое произведение и манифест сюрреализм [7]:323 ~ 16'00
1916-18 Три фарса Табарена в сотрудничестве с Фаргом и Копо (не существует) Trois Farses de Tabarin [6] оркестр, музыка для театра
1917 Рэгтайм парохода (из балета Парад) Rag-time du Paquebot (Rag-time Dada) [6] обработка для фортепиано в две руки ~ 2’00
1917 Бюрократическая сонатина (в трёх частях) Sonatine Bureaucratique для фортепиано, первые образцы неоклассицизма, (в жанре музыки с комментариями) ~ 3'30
1917 Отплытие на Цитеру (неоконченное) Embarquement pour Cythère [5] скрипка и фортепиано (посв. Элен Журдан-Моранж)
1917 Звуковые плитки (для ланча или свадебного контракта) [8] Carrelage phonique камерный ансамбль, меблировочная музыка, первый образец репетативного минимализма без ограничения
1917 Перед битвой La Veille du combat голос и фортепиано
1917-19 Сократ (на тексты диалогов Платона)
в трёх частях (Пир, На берегах Илизуса, Смерть Сократа)
Socrate (Vie de Socrate) [6] четыре сопрано и оркестр, симфоническая драма в трёх частях, одно из первых крупных сочинений неоклассицизма [3] ~ 37'40
1918 Сказка для балета (не существует) Conte pour un ballet балет
1919 Оттенки (не существует) Couleurs оркестр, издёвка над импрессионизмом
1919 Маленькие восходящие пьесы (Детство Пантагрюэля, Марш земли изобилия, Юность Гаргантюа) Trois petites Pièces montées три пьесы для оркестра ~ 3'50
1919 Марш Эльдорадо (Марш земли изобилия) [4] Marche de Cocagne [8] (Marche de Potassons) две трубы (или фортепиано), (тема вошла в предыдущий опус) ~ 0’55
1919 Мечты детства Пантагрюэля Rêverie de l'enfance de Pantagruel фортепиано ~ 1'10
1919-20 Ноктюрны (шесть) Nocturnes [5] ноктюрны для фортепиано, неоромантизм ~ 14'30
1920 В бистро (для антракта пьесы Макса Жакоба «Хулиган – всегда, гангстер – никогда») (утеряна) Chez un bistrot [6] камерный ансамбль, меблировочная музыка для театра без ограничения
1920 Гостиная (для антракта пьесы Макса Жакоба «Хулиган – всегда, гангстер – никогда») (утеряна) Un salon [6] камерный ансамбль, меблировочная музыка для театра без ограничения
1920 Первый менуэт Premier menuet [9] фортепиано, первые образцы неоклассицизма ~ 1'30
1920 Четыре маленьких романса (на стихи Ламартина, Кокто, анонима и Радиге) Quatre Petites Mélodies (Élégie, Danseuse, Chanson, Adieu) [5] голос и фортепиано ~ 5'00
1920 Меблировочная музыка Musique d'ameublement фортепиано в четыре руки, тромбон и три кларнета (исполнялось при участии Мийо, Дариюс|Мийо) без ограничения
1920 Железный коврик (для приёма гостей) (для дома графа де Бомона) [4] Tapisserie en Fer forgé [5] камерный оркестр, меблировочная музыка без ограничения
1920 Прекрасная истеричка большой ритурнель (Эксцентричная красавица) [4] La Belle excentrique (fantasie sèrieuse) [5] камерный оркестр, музыка для эксцентричного балета ~ 9'00
1920-23 Тетради млекопитающего (цикл эссе и заметок) Cahiers d’un Mammifère опубликовано в журналах дада «391» и «Ускоренное движение»
1921 Лучезарные мотивы с иллюстрациями Жюля Депаки (не существует) Motifs lumineux [6] сборник пьес для фортепиано
1921 Звоны, чтобы разбудить доброго толстого Короля Обезьян, который спит всегда только одним глазом [4] Sonnerie pour reveiller le bon gros Roi des Singes две трубы (in B) ~ 1'00
1921 Рождение Венеры в сотрудничестве с Андре Дереном для Русского балета (не существует) La Naissance de Vênus [7]:474—475 оркестр, музыка балета
1921 Алиса в стране чудес в сотрудничестве с Анри-Пьером Роше (не существует) Alice au Pays de Merveilles [6] оркестр, театральная музыка
1921 Супер-кино для Шведского балета (не существует) Supercinéma [6] оркестр, музыка сопровождения театра и кино
1921 Хор моряков из оперы Поль & Виржиния (слова Радиге и Кокто) Chœr de marins [5] (крайне сомнительный опус) голос и фортепиано
1921-23 Поль & Виржиния на либретто Радиге и Кокто (не существует) [4] Paul & Virginie голоса и оркестр, несуществующая опера
1923 Архи-балет в сотрудничестве с Дереном для Русского балета (не существует) Suite d'Archi danses оркестр, балет
1923 Обои в кабинете префекта Tenture de Cabinet préfectoral [5] камерный ансамбль, меблировочная музыка без ограничения
1923 Фигляры [4] на стихи Леон-Поля Фарга. (Ария крысы, Сплин, Американская лягушка, Песня кошки) Ludions голос и фортепиано, пять коротких песен ~ 4'10
1923 После обеда, балет на либретто Блеза Сандрара [7]:576 (не существует) Après Dîner замысел впоследствии переработан в балет «Relâche» ~ 4'10
1923 Дивертисмент «Возвращённая статуя» (для домашнего театра графа де Бомона) Divertissement La Statue retrouvée труба и орган ~ 1'10
1923 Жакмер (инструментальный номер для дивертисмента графа де Бомона) [4] Jacquemaire для актрисы Жакмер (Маргерит Ланвен)
1923 Новые сцены для «Доктора поневоле» Гуно Scenes nouvelles pour «Médecin malgré lui» [8] оркестр и голоса, дописаны оперные речитативы по заказу Дягилева ~ 20’
1924 Кадриль (или «Воспоминание о Мюнхене») [4] на темы Шабрие, Форе и Мессаже, в сотрудничестве с Жоржем Браком для Русского балета (не существует) Quadrille оркестр, музыка балета
1924 Соперничество, в сотрудничестве с Андре Дереном (не существует) Concurrence оркестр, музыка балета
1924 Две маленькие Вещи (не существует) Deux petites Choses короткая дадаистическая опера для Тристана Тцары
1924 Приключения Меркурия, пластические позы в трёх картинах (граф де Бомон-Пикассо-Мясин) [4] Les Aventures de Mercure (poses plastiques) [5] оркестр, музыка балета ~ 12'00
1924 Спектакль отменяется обсценный балет, (Рольф де Маре, Жан Бёрлин, Пикабиа, Клер) [8] Relâche оркестр, музыка балета ~ 20'00
1924 Синема (кино-антракт из балета Спектакль отменяется) режиссёр Рене Клер [8] Cinéma (Entreacto de Relâche) камерный оркестр, ансамбль (или фортепиано в четыре руки) музыка сопровождения немого кино ~ 16'00





Комментарии

  1. Пожалуй, среди всех свойств жизненного материала наибольшее удивление вызывает его странное, почти непостижимое — постоянство. Казалось бы, проходят годы, века, тысячелетия, но люди (как природный материал) ничуть не меняют своих удивительно пластичных пластилиновых свойств... Как и десять тысяч лет назад, и сегодня они по-прежнему так же свежи и неярки, словно бы их только что слепили..., из первозданного коричневого материала. Так и сейчас, если понимаете. Только подумать: сколько лет прошло, с той поры! Век. Полтора. Два. Семь... А он, невозможный человек, как был с самого начала Эрик Сати, так и — остался. До сих пор. И даже пишется — ровно таким же образом. Erik Satie, не считая Альфреда и Лесли. Вот и я говорю...
  2. Несколько раз произнеся здесь (практически, всуе) слово «глупость», автор не имеет ни малейшего желания быть пóнятым..., или хотя бы поня́тным. Понятие слишком широкое и растяжимое (ничем не хуже задницы), и даже философское, отчасти, глупость очень редко позволяет себя расшифровать точно. И тем не менее в данном случае Ханон, употребив слово «глупость» в виде несколько сомнительного эвфемизма «инвалидности», оставляет здесь, посреди дороги — маленькую ссылку (указание) на свою прорывную систему психософии, получившую название «хоми́стики», но при том не получившую более ничего.
  3. «Adverso flumine» — здесь, устойчивое латинское выражение, смысл которого остаётся полностью скрытым для читателя (исключая тех, кто читает примечания). Против течения — значат эти два слова, которые я совершенно не обязан переводить, а тем более — объяснять.
  4. «Он не был одним из них» — очень точная с точки зрения психологии фраза, имеющая в хоми́стике значение термина, одного из основных. Однако здесь я решительно уклоняюсь от дальнейших пояснений..., и оставляю примечание незаконченным. По той же причине, что и Сати. В конце концов, чем я хуже? (как спросил однажды дяденька Диоген у Платона)
  5. «Куртизанка Кариатис» — это ещё очень мягко сказано. На самом деле для обозначения рода занятий этой дамы, пожелавшей в определённый период своей жизни приблизиться к искусству, существует совсем другое слово, и не одно. Сейчас скажу...
  6. И в последний раз повторю, ради чистейшей формальности: зелёным цветом в списке сочинений отмечены наиболее важные и заметные серии литературных и публицистических произведений Эрика Сати, для свéдения. В основном, эссе, статьи или циклы заметок. Одиночные статьи сюда не включались (для этого существует отдельный список в отдельной книге, пожалуй).
  7. И в последний раз напомню, что в графе длительность сочинений указаны цифра сугубо условные (или расчётные). В зависимости от темперамента, пола или национальности исполнителя, время звучания пьесы может изменяться в очень широком диапазоне, не исключая и некоторых экстремальных вариантов, о которых я здесь умолчу по скромности.
  8. «Три вальса пресыщенного щёголя» — это именно издёвка, здесь я специально употребляю жёсткое слово, поскольку для Сати эти три пьесы служили в буквальном смысле слова для диалога и «сведения (мелочных) счётов», пускай даже и внутренних, с этим досадным Равелем. Было бы слишком мелко назвать эти крошечные пьески «пародией», «юмореской» или даже «карикатурой», поскольку самая мотивация и намерение автора было принципиально иным.

Источники

  1. Иллюстрация. Проект надгробного бюста (автопортрет) Эрика Сати, рисованный им самим, 1913 год. Из книги: «Юрий Ханон. Эрик Сати. «Воспоминания задним числом», 690 стр., СПб, «Центр Средней Музыки», 2009 год. Надпись Сати в оригинале выглядит так: «Je suis venu au monse très jeune dans un monde très vieux».
  2. Юрий Ханон, «Мусорная книга», «Центр Средней музыки», 2009, том третий, стр.213, «Упавший ассистент»
  3. 3,0 3,1 3,2 3,3 3,4 Филенко Г. «Французская музыка первой половины ХХ века». — Ленинград: Музыка, 1983. — С. 63-68. — 232 с.
  4. 4,00 4,01 4,02 4,03 4,04 4,05 4,06 4,07 4,08 4,09 4,10 4,11 Эрик Сати, Юрий Ханон «Воспоминания задним числом». — С-Петербург: Центр Средней Музыки & Лики России, 2010. — С. 673-676. — 682 с. — ISBN 978-5-87417-338-8
  5. 5,0 5,1 5,2 5,3 5,4 5,5 5,6 5,7 5,8 Ornella Volta «Erik Satie». — Paris: Hazan lumieres, 1997. — С. 191-195. — 200 с. — ISBN 2 85025 564 5
  6. 6,0 6,1 6,2 6,3 6,4 6,5 6,6 6,7 6,8 Eric Satie «Correspondance presque complete». — Paris: Fayard / Imec,, 2000. — Т. 1. — С. 1202-1210. — 1260 с. — 10 000 экз. — ISBN 2 213 60674 9
  7. Ошибка цитирования Неверный тег <ref>; для сносок .D0.A1.D0.B0.D1.82.D0.B8-.D0.A5.D0.B0.D0.BD.D0.BE.D0.BD не указан текст
  8. 8,0 8,1 8,2 8,3 8,4 Ornella Volta «L’Ymagier d’Erik Satie». — 2, revue et corrigee. — Paris: edition Francis van de Velde, 1998. — Т. 1. — С. 110-116. — 124 с. — 5 000 экз.
  9. Anne Rey «Satie». — Paris: Solfeges Seuil, 1974. — С. 183-185. — 192 с. — ISBN 2-02-023487-4





Привхожддение

0. Эрик Сати. Список сочинений почти полный. Предуведомление.

1. Эрик Сати. Список сочинений почти полный. Часть первая (1884—1899)

2. Эрик Сати. Список сочинений почти полный. Часть вторая (1900—1913)






Внешние материалы





22px © Автор (Yuri Khanon ) не возражает против копирования данной статьи в разных целях (включая коммерческие) при условии точной ссылки на автора и источник информации.
* * * эту статью может редактировать или исправлять только автор. — Желающие сделать замечания, могут оставить их рядом, на странице обсуждения статьи.



« styled by PersonatoR »



Личные инструменты